?

Log in

No account? Create an account
Популярный писатель-фантаст издательской группы АСТ Сергей Тармашев ответил на вопросы новостного портала Pravda.ru. Что побудило автора попробовать себя в жанре фэнтези? Какие особенности отличают фэнтези Тармашева от других популярных книг жанра? Увидят ли свет продолжения столь известных и полюбившихся читателям серий "Древний" и "Наследие"? Какие планы у писателя на будущий год? И что интересует самого Сергея Тармашева? Об этом и многом другом читайте в специальном новогоднем выпуске Pravda.ru. Не пропустите! Будет интересно.


23 декабря в 17.00 – МДК-Арбат



24 декабря в 18.00 – Дом Книги«Медведково»



27 декабря в 18.00 – Библио-Глобус




Виктор Ерофеев — член Русского ПЕН-центра. Лауреат премии имени В. В. Набокова, кавалер французского Ордена литературы и искусства, автор и ведущий телепрограммы «Апокриф» на телеканале «Культура».
Роман Виктора Ерофеева «Русская красавица» переведён на двадцать языков, и признан критиками эталонным произведением русскоязычного постмодернизма. «Мужчины» — это 44 мозаичных текста, где мужские характеры разложены и препарированы в самых немыслимых и откровенных состояниях. По рассказу «Жизнь с идиотом» была поставлена опера (композитор Альфред Шнитке) и снят фильм (реж. Александр Рогожкин).
Произведения самого спорного писателя современности Виктора Ерофеева подвергаются жесткой критике, и одновременно классифицированы как классика отечественной литературы XX века.


Я люблю путешествовать. Много где побывала, в том числе в Индии. Но, разумеется, не в том качестве, что Алексей Санаев. Действие его приключенческого романа «Золотая книга. Пурана № 19» начинается из московского кафе, где с молодым человеком встретился странноватый тип, представившийся профессором из Литвы. Вот этот профессор и увлек главного героя в авантюрное путешествие по Индии, Пакистану и близлежащим островам на поиски древней рукописи из чистого золота. Но не ради драгметалла отправился в рискованный путь парень, а дабы узнать тайны изначальной общемировой религии и историю планеты Земля, с чего все началось и чем закончится. В Индии к герою примкнул приятель, и коренная жительница, полицейский. Конечно, вот тут я немножко сомневаюсь, что это правда. Мне кажется, это плод эротических мужских фантазий автора, уж чересчур эта барышня сексапильна и возбуждающа, и автор показывает ее все время в соблазнительных ракурсах. Как бы то ни было, а всех авантюристов, в хорошем смысле этого слова, ждали головокружительные приключения, некоторые чрезвычайно невероятные. Чего только стоит быть застигнутым смерчем на утлой лодчонке посреди океана, или попасть на дикарский остров, куда не проникла еще цивилизация.
Нашли, или не нашли молодые люди загадочную книгу, не скажу, чтобы не отвращать от самостоятельного расследования посредством чтения книги. Лишь добавлю, что в книге содержится викторина от писателя на отдельной вкладке, разгадав занимательную загадку, можно получить интересный приз…
Письма Ф. Д. С. Честерфилда содержат обширный свод наставлений и рекомендаций в духе педагогических идей Дж. Локка. Узкопрактическая нацеленность программы воспитания (подготовка к великосветской и государственной карьере) шокировала многих современников Честерфилда.
Письма адресованы любимому сыну Честерфилда, Филиппу Стенхопу Второму, имевшему незаконную связь с Юджинией Дорнвил, ставшей матерью двоих его детей. О существовании внуков Честерфилд узнал только после смерти сына. В своём завещании он не отметил Юджинию, и та, чтобы выбраться из нищеты, продала издателям его письма к сыну, которые никогда не предназначались для печати.
Публикация писем вызвала в английском обществе шок своей семейной «откровенностью»; сборник писем стал популярным чтением и неоднократно переиздавался, принеся Юджинии целое состояние.
Пендосы окончательно разнуздались! Пока вы украшаете георгиевскими ленточками машинки и сумочки, с пафосом колотите себя в грудь: «Не забудем! Не простим! Помним! Скорбим!», американцы со спокойным цинизмом окончательно запидарашивиют нашу славную историю, гнобят память о Великой Отечественной войне. Они и всегда умаляли наше участие во Второй Мировой, нас вроде там и не было, или где-то что-то как-то по-пьяни немножко пукнули, а теперь низкопробные голливудские борзописцы добрались и до святого: блокады Ленинграда.

Как вам фильм «Троя»? Смотрибельный экшн? Ну-ну! Кто видел, глубоко разочарован. Гомер сто раз в гробу перевернулся от такого надругательства над своим гениальным творением. Хотите нечто подобное про блокаду Ленинграда? Ибо книгу про 872 адских дня блокады написал именно сценарист фильма «Троя», молоденький американский красавчик, успешный и хваткий бой. Нарыл не заезженную на западе тему, но только подошёл к ней со специфической стороны. Ему-то что наша история, наша боль, наша скорбь. Он увидел в блокаде главным - воровство, бандитизм, расхитительство. И, конечно, евреи во всём виноваты. Ну, и сварганил лихую книгу «Город воров», ставшую месячным бестселлером в Пендостане.

Скандальный факт не прошёл мимо ещё одного пронырливого кинодельца - Тимура Бекамамбетова. Этот уж никогда не прошмыгнёт мимо крупной добычи! Где пахнет жареным, там и господос Бекмамбетов. Помните рекламные ролики про Банк «Империал» - его небесталанных рук дело. Бекмамебтов быстренько скумекал, что хитовая книжонка американского сценариста взорвёт мировое сообщество, и уж точно будет ядерной бомбой в России, а значит надо быстренько примазаться к базар-вокзалу, срубить капустяры, и засветиться на дебошном небосклоне . И ничтоже сумнящеся решил заняться продвижением книги Дэвида Беньоффа на бескрайних российских просторах, ведь деньги не пахнут, а совесть у таких творцов - атрофированный элемент. Только Бекмамбетов мальца зассал, и у нас книга выходит под сокращённым названием, совершенно невинным, просто некий «Город».

Откуда инфа? Я работала несколько лет на «Мосфильме», и сейчас пишу сериалы, и вот зашла на студию, а там уже повсюду речь идёт о новом зашибенском блокбастере про город воров. Я сперва подумала, что-то комедийное, этакий ситком новый прикольный сбацают, а тут вон что - речь о блокаде Ленинграда! Мне будто в сердце выстрелили… Но ещё не верилось. Я скачала там из компа кусок текста, в конце даю ссыль.

Может быть, вы ещё сомневаетесь и полагаете: ну и что, написал американец свою версию про блокаду, а вдруг у него русские корни, или, возможно, он глубоко изучил историю ВОВ! Да куда там! Молодой человек руководствовался единственным источником, и не русским, а английским, книгой «900 дней» Гаррисона Солсбери. Для Беньоффа блокада Ленинграда - та же неведомая далёкая Троя, пикантная эпопея, изюминка для зажравшихся попкорном и хот-догами американцев, забава для ожиревших душ, которым все эти бестселлеры, блокбастеры как однодневная жвачка.

В Штатах мы, конечно, не можем запретить пендюкам изгаляться над отечественной историей, но книга уже свёрстана и вот-вот выйдет в одном из крупных московских издательств, и уже начинается нешуточная пиар-компания по продвижению издания, ведь за дело взялась такая глыба рекламминга, как беспринципный режиссёр Тимур Бекмамбетов, но всё же противостоять надругательству над своим прошлым мы можем, и должны!

Не проходите мимо, выскажите своё мнение по данному факту! Плюньте в фейс беспринципному американскому автору и вкупе с ним в борщехлёб продажному российскому продюсеру, этому даже харкните, ибо он-то свой, а, значит, наиотъявленнейший гнусный предатель и прихлебательский прихвостень Америки!

Ссылка на текст из книги: ГОРОД Девид Беньофф

Манхеттен и Фрейд - каждое из этих понятий лично для меня, как охотничий манок для дичи, а ещё и в сочетании друг с другом - и вовсе заставили жадно захватить наживку в виде книги «Манхеттен по Фрейду». И это несмотря на то, что автор книги француз Люк Босси мне совершенно неизвестен.

Правда, первое предложение романа немного разочаровало. Посудите сами: «С высоты сорокового этажа он смотрел, как чайка, покорённая красотой города, камнем падает в недра Манхеттена». Слишком красиво, и плюс ко всему очеловечивание птицы, которой вряд ли до любования городом, её волнует лишь прокорм… Впрочем, кто их знает этих чаек, вдруг они и в самом деле способны ценить прекрасное, мы же в их черепную коробку не заглядывали, мы не Фрейды)))

И тут я узнала, что автор-то оказывается сценарист, блистательный кинодраматург, и этот роман его первое прозаическое произведение: ага, стало быть, дорвался до описания пейзажей, вот отсюда и этот излишне витиеватый слог в некоторых моментах.

Но, к счастью, описаний в книге немного, основа - напряжённое, захватывающее действие. Никаких заминок, жевания соплей, провисания сюжета - фабула закручена так лихо, и так многослойно - просто наслаждения для любителей сложных психологических задач. И, что значит всё же - пишет сценарист - будто смотришь фильм, всё так живо, ярко и ещё плюсище - прекрасные диалоги!!! Диалоги - вообще, проблема для прозы, а тут - аж, мурашки по коже от удовольствия, мастер этот Люк Босси, да, можно только аплодировать - браво, месье!

И в целом, конечно, автор заслуживает восхищения: ведь всю эту ситуацию с Фрейдом-детективом он домыслил на основе ничтожного факта. В своё время Зигмунд Фрейд действительно дней на десять приезжал в Америку с лекциями. Люк Босси подумал, а что было бы, если в этот период в Нью-Йорке случилось громкое преступление, которое не способен был бы раскрыть даже самый лучший детектив, даже несколько отличных детективов, смог бы справиться с подобным неразрешимым делом гениальный Фрейд, да ещё и в крайне ограниченный срок?

Не буду раскрывать карты, пересказывать сюжет, не хочу портить вам впечатления от самостоятельного соучастия в событиях романа, но очень советую любителям поломать голову окунуться в этот мир страшных загадок, романтических тайн и тонкого психоанализа…

З Ы Б У Ч И Е П Е С К И

С т р а н н ы й п а р и ж а н и н В и к т о р Н е к р а с о в

Небольшой набросок, посвященный академику Андрею Сахарову, Вик.Некрасов назвал “Странный человек”. Сахаров не любил ничего холодного и даже селедку для него приходилось подогревать. Но эта странность из области курьезов, по-настоящему странной кажется заключительная некрасовская фраза: “Потому что этого странного человека я не только люблю, но и не боюсь”. Особенно странно она звучит в устах воина, пережившего Сталинградскую битву, каковым и являлся Вик.Некрасов, и писавшим о войне так по-человечески просто, без ложного пафоса и без всякого страха. “Но и не боюсь”, - странно, но лишь на беглый взгляд. Ведь страх был одним из ключевых понятий в жизни многих советских людей. Отчасти страх привел в эмиграцию и Виктора Некрасова. Страх - многолик. Это и боязнь, что будешь поглощен рутиной, автоматизируешся. При этом внешне все будет выглядеть более чем благополучно: автомобиль, дача, писательские дома отдыха, загранпоездки, но... ценою чего? Именно попасться в сети Дьявола боялся Вик.Некрасов.

Конкретно бесовскую сделку с совестью он и именовал зыбучими песками: засосут, погубят. Слишком подлая цена бралась взамен души. От самого безобидного искушения, когда предлагается состряпать что-нибудь о “знатной бурякивнице Непейвода” и иметь за это Шевченковскую премию, до скользких намеков, что, дескать, хорошо бы заклеймить публично, в прессе, которая всегда к таким услугам, Солжениценых-Сахаровых, а то, мол, что-то “из окопов Сталинграда вы перебрались в окопы холодной войны”. Дальше - больше. Вик.Некрасов взялся за увековечивание памяти жертвам, погибшем в Бабьем Яру. Но государство решило, что рентабельнее в данной местности устроить водохранилище. Зачем помнить беду? Лучше сравнять память с землей. Не в качестве метафоры, а в прямом смысле. Сравняли, залили водой, но дамбу прорвало. Хотели забыть, но даже природа воспротивилась кощунству.
далее...Collapse )